Процессинговая компания United Card Service в России | RusCreditCard.ru

Процессинговая компания United Card Service в России

Крупнейшая в России процессинговая компания United Card Service (UCS) заинтересована в развитии в России безналичных платежей, но в компании осознают, что в первую очередь безналичные проводки должны быть безопасными. Но при этом в компании понимают, что нельзя создать абсолютно безопасную модель платежей. То есть, конечно, создать-то ее можно, но при этом она будет крайне неудобна для клиентов банков – настолько, что ей никто не будет пользоваться. Об этом рассказал на первом заседании пресс-клуба процессинговой компании в России United Card Service ее генеральный директор Владимир Комлев. Пресс-клуб собрался 26 июня 2013 года.

Процессинговая компания United Card Service в РоссииОбслуживание банковских карт в торгово-сервисной сети во всем мире происходит по четырехсторонней модели. В ней задействованы держатель карты, банк-эмитент, выпустивший эту карту, торговое предприятие, ее принявшее к оплате, и банк, обслуживающий платежи – банк-эквайер. Все четыре стороны разнонаправлены по своим интересам и денежным потокам, и задача процессинга – эти интересы свести.

«Процессинговой компании надо понимать, где и сколько надо денег отщипнуть от комиссии, которую платит торговая точка, принявшая карточку, платежной системе, банку-эмитенту и банку, проводящему платеж. Но заработок всех этих структур начинается там, где совершается сделка оплаты картой – поэтому торговой точке надо делиться своей выручкой, хотя еще не так давно я сам слышал выступления представителей торговых сетей о том, что это банки должны доплачивать предприятиям за то, что они принимают банковские карты», – признался Комлев. И именно в этой позиции и кроется причина того, что многие крупные торговые сети типа «Ашана» и «Метро» стали принимать к оплате карты лишь недавно, так как классическая схема распределения комиссии была для них неподъемной. «Взаимопонимание четырех сторон о том, что если комиссию, взимаемую с торговца, не снизить, то большие сети не будут принимать карты никогда, и привело к тому, что в этих магазинах теперь можно расплатиться картой», – отметил он.

Владимир Комлев сообщил, что межбанковскую комиссию, взимаемую с торговца, всегда устанавливает платежная система. По его словам, обычная «классическая» ставка комиссии составляет 2% от суммы оплаты за товар, и 0,15–0,17% платежная система «отщипывает» от транзакции автоматически. А вот 1,6% получает банк-эмитент карточки. Поэтому бизнес процессинга во всем мире достаточно низкомаржинален.

Компания UCS выросла из недр «Интуриста», и стояла у истоков развития рынка безналичных платежей в России, принимала непосредственное участие в формировании системы регулирования электронных карточных платежей, и очень долго была практически единственным эквайером на российском рынке. Она была образована в 1992 году, став правопреемником коммерческой структуры Госкомитета СССР по иностранному туризму – ВАО «Интурист», которая начала обслуживать карточки туристов, въезжающих в СССР еще в 1969 году. В 1974 году компания подписала соглашение о сотрудничестве с платежной системой VISA, а в 1975 году – с MasterCard. Первую карточку VISA в России выпустил Кредо-банк в 1992 году, но карточные программы развивались сами по себе, и обслуживание карт было долго неким околобанковским бизнесом, признался Комлев. «Процессинг и эквайринг требуют достаточно серьезных финансовых вложений, и далеко не каждый банк может себе это позволить», – отметил он.

В 1999 году компания UCS добавила к своему бизнесу эмиссию карт. Но компания UCS – все же не банк и не может вести счета клиентов, поэтому она ведет базы данных по карточкам и, например, оказывает поддержку банкоматным сетям. В 2004 году после того, как Росбанк приобрел банк «Первое ОВК», банк-дублер СБС-Агро, в бизнес UCS произошло вливание бизнеса процессинговой компании СТБ-Кард.

Второй подобный прорыв компания провела в 2011 году, приобретя бизнес наземного эквайринга Альфа-банка. Приобретение наземного эквайринга Альфа-банка дало компании 8 тыс. новых клиентов. В России больше нет ни одного специализированного эквайера, который занимался бы только этим бизнесом, в США компаний-эквайеров, занимающихся только этим бизнесом, пять, в Канаде и Великобритании также ни одного банка-эквайера. В России в силу специфики формирования рынка карточных платежей 35% рынка эквайринга принадлежит Сбербанку, на Газпромбанк приходится 6%, и по 4% рынка занимают ВТБ (в свое время купившего процессинг Мост-банк – компанию «Мультикарта») и банк «Русский Стандарт». Свою долю UCS оценивает в 25%.

Всего в России эквайринговым бизнесом занимается 601 банк, а количество выпущенных карт по данным на конец 2012 года составляет 239,5 млн. штук.

Многочисленность банков-эквайеров на рынке приводит к тому, что банки часто демпингуют, устанавливая комиссию по обслуживанию своих карт (а обычно они получают 1,6% от транзакции) себе в убыток, лишь бы получить торгово-сервисную точку на обслуживание и попытаться отбить убыток от доходов с оборота. Получается, что если бы банк вообще не оказывал услугу эквайринга и не демпинговал в установлении комиссии, то он получал бы гораздо больше прибыли от платежей по своим карточкам, считает Владимир Комлев. Он привел Сбербанк как пример такого поведения, хотя и особо выделил, что Сбербанк один из наиболее разумных игроков на рынке эквайринга. «Если бы Сбербанк не устанавливал терминалы по приему карты там, где только может, российская сеть приема карт была бы существенно менее развитой», – подчеркнул он.

В 2009 году UCS вошла в состав компании Global Payments (Глобал Пейментс), одного из ведущих эквайеров-процессоров мира. «Мы занимаем уникальное место в структуре компании, так как только мы занимаемся всеми четырьмя процессами в структуре платежей по карточкам. Еще она компания в составе Global Payments – в Чехии – поддерживает эмиссию карт, но та компания не занимается эквайрингом», – ответил Комлев. По его мнению, иностранной компании нельзя выйти на российский рынок и начать работать на нем с нуля, так как рынок довольно демпинговый, и желающему завоевать наш рынок надо смириться с тем, что 6–7 лет у компании будут сплошные убытки. Поэтому иностранцы должны входить в Россию только в партнерстве. «Но мне неизвестно о планах каких-либо международных компаний о покупке эквайрингового бизнеса у ведущих российских банков», – отметил Владимир Комлев. Он еще раз подчеркнул, что маржинальность этого бизнеса – это доли процента, прием это те доли, которые ближе к нулю, чем к единице. Но при этом компания UCS видит себя в качестве партнера и центра экспертизы даже в отношении тех эквайеров, с которыми она сейчас ведет «непримиримые бои», отметил Комлев.

Директор по продажам и развитию UCS Владимир Кононов рассказал, что с 2010 года компания работает по так называемой реферальной схеме – банк рекомендует компанию своим клиентам, как компанию осуществляющую эквайринг. Схема выглядит так: клиент банка, оказывающий услуги или продающий товары, при необходимости принимать карты чаще всего с вопросом «а можете ли Вы предоставить нам обеспечение услуги по приему карт» обращается в тот банк, в котором у него открыт расчетный счет. Банк, понимая, что он сам эквайринг не потянет, рекомендует UCS. «При этом банк не рискует потерять клиента, так как мы не станем продавать этому клиенту свои банковские услуги, как это мог бы сделать другой банк, так как мы не стремимся никогда стать банком», – отметил Кононов. Сейчас по этой схеме с компанией уже работают 77 банков, в том числе Альфа-банк и Росбанк, а также крупные региональные банки – например, Банк 24.Ру, «Монолит», «Восточный экспресс».

Руководитель блока «Риски и безопасность» компании UCS Александр Кузнецов отметил, что мошеннические списания денег с карточных счетов клиентов банков – так называемый фрод – в последние годы активно развивается во всем мире, особенно в Интернет-эквайринге, поэтому главная задача эквайера – обеспечивать круглосуточный фрод-мониторинг.

По его словам, основной объем компрометации данных владельцев карт происходит в США, в силу того, что этот рынок в технологическом смысле обработки данных, как это ни парадоксально, самый отсталый.

Мошеннические операции по карточкам, плата по которым проводилась в присутствии клиента, в 2012 году составили 12% от всего объема транзакций по всему миру, а без присутствия клиента – 14%. Но объем мошенничества еще 10 лет назад был выше, так как активно развиваются технологии защиты данных. Россия примерно повторяет по характеру и структуре мошенничеств Восточную Европу. И как ни странно на первый взгляд, в России наиболее активные мошенничества совершаются все же по карточкам, выпущенным вне России, а по российским этот показатель близок к нулю, отметил Кузнецов. Это происходит потому, что карточки, как правило, компрометируются в одной стране, а мошеннические операции в ней проходят уже в другой стране. «Кроме того, кросс-граничный характер мошенничества затрудняет работу правоохранительных органов. При этом надо понимать, что данные карты могут быть утрачены в любой ступени четырехсторонней модели», – подчеркнул он.

Ответственность за украденную или потерянную карточку и за списанные по ней средства пока еще в России лежит на клиентке банка – владельце карты. Статья о перенесении этой ответственности на банк за несанкционированное списание денег клиента отложена на 2015 год, добавил Кузнецов.
Елена Гостева, bankir.ru


Опубликовано 8 лет назад

Похожие записи

Добавить комментарий

©2012-2021, ruscreditcard.ru | Mail: ruscreditcard@ya.ru | About site

Yandex.Metrika